Выбор очевиден
проверить платежеспособность предприятий Российской Федерации
Главная
Разделы Практикума
Разделы статей

Текущие экономические условия в компании воспринимают как возможность использовать новые форматы и расширить свои позиции на рынке.

Вследствие развития Индустрии 4.0 и стабильного роста электронной коммерции перед логистикой встала сложная задача - повышение гибкости логистических процессов. При этом она не должна воплощаться за счет снижения производительности и увеличения расходов.

Специалист в области внутренней логистики компания STILL успешно реализовала качественно новый проект по поставке литий-ионной техники. Ее первым крупным клиентом стал производитель продуктов питания компания Brüggen, которая перевела свой автопарк на литий-ионную технологию.

Суд Евразийского экономического союза установил, что Белоруссия не полностью исполняет договор об обеспечении свободы движения товаров.

Изменения в законодательство в сфере таможенного регулирования, касающиеся ввоза на территорию Евразийского экономического союза (ЕАЭС) товаров, по ставке ниже действующего таможенного тарифа, будут способствовать более справедливой конкуренции на едином рынке Евразийского союза. Об этом заявил премьер-министр России Дмитрий Медведев.

Россия обратилась в апелляционный орган ВТО для обжалования выводов третейской группы в споре с ЕС по легким коммерческим автомобилям (LCV).

/ Статьи

Проблемы роялти

Александр Косов, руководитель группы «Таможенное право и внешнеторговое регулирование» юридической компании «Пепеляев групп», к.ю.н., анализирует сложные аспекты включения лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров.

- Как изменилась нормативная база по вопросам включения роялти в таможенную стоимость ввозимых товаров после присоединения России к ВТО?

- Поскольку Россия наконец вступила в ВТО, теперь нормативная база ВТО является для нас обязательной, включая Соглашение по применению статьи VII ГАТТ 1994 г. Соответственно, в спорах с таможней декларант может ссылаться на положения этого соглашения напрямую, а также примечания к соответствующим статьям, которые также имеют обязательный характер. Есть еще консультативные заключения, комментарии, разъяснения Технического комитета по таможенной оценке Всемирной таможенной организации (WCO). Правда, они носят рекомендательный характер. В Таможенном союзе аналогичных разъяснений по этому вопросу, к сожалению, пока нет. В связи с этим возникает вопрос: можно ли применять рекомендации Технического комитета WCO или они по-прежнему будут игнорироваться?

Если мы посмотрим на судебную практику по таможенной стоимости, то не найдем судебных решений со ссылкой на данные документы Технического комитета, хотя некоторые компании в своих жалобах указывают на них, однако суды их не воспринимают. Я опасаюсь, что арбитражные суды и в дальнейшем будут их игнорировать из-за изменений в Соглашении об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза (далее – Соглашение), внесенных Протоколом от 23 апреля 2012 г.

В прежней редакции говорилось: «Таможенная стоимость товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, определяется в соответствии с настоящим Соглашением с учетом принципов и положений по оценке товаров для таможенных целей Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 г.» (статья 1.3). Такой формулировкой законодатель подчеркивал, что действуют правила таможенной оценки, которые в этом соглашении изложены, плюс международные принципы и правила, на которые также можно было ссылаться.

Согласно же действующей редакции: «Таможенная стоимость товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, определяется в соответствии с настоящим соглашением, основанном на принципах и общих правилах, установленных статьей VII ГАТТ 1994 и Соглашением по применению статьи VII ГАТТ 1994». Таким образом, Соглашение уже не содержит возможности дополнительно к приведенным в нем самом нормам применять международные принципы и правила таможенной оценки – формулировка изменена таким образом, что теперь просто констатируется, что Соглашение соответствует международным нормам и в результате данная норма утратила какой-либо правовой смысл.

Относительно разъяснений Технического комитета WCO написано, что Комиссия Таможенного союза (КТС) принимает Решения по вопросам применения методов определения таможенной стоимости ввозимых товаров исходя из соответствующих положений Соглашения по применению статьи VII ГАТТ 1994, включая пояснительные примечания и документы Технического комитета WCO. Получается, что хозяйствующий субъект не может прямо использовать эти примечания, они являются лишь основанием для издания КТС соответствующих Решений, и пока таких Решений нет, получается, что для участников ВЭД разъяснения Технического комитета неприменимы. Мне кажется, это неправильно. Я бы предложил поменять формулировку и расширить рамки методологии определения таможенной стоимости.

Также следует отметить, что несмотря на указание в тексте Соглашения о том, что КТС принимает Решения на основе разъяснений Технического комитета, ЕЭК выпустила Рекомендацию № 1 от 20.06.2012 «О Правилах проверки влияния взаимосвязи между продавцом и покупателем на стоимость сделки». То есть форма этого документа не соответствует положению Соглашения – это Рекомендация, а не Решение. В связи с этим возникает вопрос: какую правовую силу имеет данный документ? Должен ли таможенный инспектор применять эту Рекомендацию? Или ЕЭК рекомендовала государствам – членам ТС ее применять, но для этого Правительство РФ, ФТС или Минфин должны издать какой-то свой документ, определяющий, будет ли данная Рекомендация применяться в России или нет?

Кроме того, к сожалению, разъяснения Технического комитета отсутствуют в свободном доступе – Всемирная таможенная организация предоставляет их хозяйствующим субъектам только за плату на основании соответствующей лицензии, ограничивающей право приобретателя на их дальнейшее распространение. Соответственно, в отношении таких разъяснений по сути применяется режим правовой охраны произведений, что явно не соответствует статусу публичных норм права. В связи с этим непонятно, что означает такой документ для нашей правовой системы, признает ли его арбитражный суд, если компания на него сошлется в качестве обоснования своей правовой позиции?

- И в чем же заключаются международные принципы и правила по этому вопросу?

- Существует два условия включения лицензионных платежей в таможенную стоимость товаров. Если хотя бы одно из них не соблюдается, они не должны включаться в таможенную стоимость. К сожалению, таможенные органы и суды зачастую «закрывают глаза» на это правило, когда одно условие очевидно соблюдается, а по другому есть вопросы.

Первое условие – роялти относится к ввозимым товарам. В комментарии Технического комитета № 25.1 (пункт 6), выпущенного в апреле 2011 г. отмечено следующее: «Как правило, лицензионное вознаграждение считается связанным с оцениваемым товаром в тех случаях, когда ввозимый товар включает интеллектуальную собственность и/или производится с применением лицензионной интеллектуальной собственности. Например, если импортируемый товар включает товарный знак, предусматривающий выплату лицензионного вознаграждения, данное вознаграждение относится к указанному товару». И у судов, и у международных регуляторов сложилось такое понимание, что, если товарный знак размещен на ввозимом товаре, первое условие – роялти относится к ввозимым товарам – соблюдается с большой долей вероятности. Но обратите внимание: все-таки не 100%, а большая доля вероятности, то есть все равно надо детально проанализировать особенности поставок. Приведу пример: если ввозимые товары используются в качестве компонентов при производстве продукции на территории России и роялти уплачиваются за ноу-хау, используемое при таком производстве, то такие роялти не относятся к ввозимым товарам. В данном случае роялти за ноу-хау относятся к деятельности, которая будет осуществляться импортером после ввоза товаров. Поэтому роялти за такой объект интеллектуальной собственности не должны включаться в таможенную стоимость товаров.

Другой пример: если ввозимые компоненты используются при производстве продукции на территории России наряду с российскими компонентами, при этом ввозимые компоненты не являются какими-то уникальными и подвергаются достаточной переработке, а роялти уплачиваются за использование товарного знака при реализации готовой продукции, то даже если на упаковке ввозимых компонентов содержится товарный знак, такие роялти не относятся к ввозимым компонентам.

Также в правоприменительной практике сложилось следующее мнение: если роялти рассчитываются как процент от продажи ввозимых товаров, то это однозначно свидетельствует о том, что первое условие соблюдается. Многие компании из этого подхода делают такой вывод: если определить размер роялти не как процент от продажи, а установить фиксированный размер, это позволит избежать включения лицензионного платежа в таможенную стоимость товаров. Но, с моей т.зр., данный вывод не совсем правильный. Комментарий № 3 Компендиума по таможенной стоимости ЕС (п. 11) говорит: «При определении того, относятся ли роялти к оцениваемым товарам или нет, ключевым фактором является не то, как роялти рассчитываются, а то, почему они уплачиваются, а именно что лицензиат получает в обмен на их уплату (в связи с этим смотри статью 161 Правоприменительных положений)». То есть необходимо рассматривать все обстоятельства сделки: если с экономической точки зрения видно, что паушальный платеж отражает экономические результаты коммерческой деятельности российского импортера, то таможенные органы могут принять решение, что и такой платеж может включаться в таможенную стоимость.

Однако другим следствием данного подхода является следующее: если импортер может документально доказать, что выручка, полученная от продажи ввозимых товаров не учитывается при расчете суммы роялти (например, что роялти рассчитывается только от продажи продукции, произведенной в России, которую можно выделить путем указания артикулов или сведений о поставщиках такой продукции), то такие роялти не относятся к ввозимым товарам и, соответственно, не подлежат включению в их таможенную стоимость.

- В чем состоит второе условие?

- Второе условие – является ли уплата роялти условием продажи ввозимых товаров. По мнению Технического комитета по таможенной оценке WCO, зависимость продажи товара от выплаты лицензионного вознаграждения имеет место в том случае, когда без уплаты лицензионных платежей в пользу иностранного правообладателя покупатель не смог бы купить товары у продавца, а продавец не осуществил бы продажу товаров покупателю. Наличие такой зависимости является наиболее вероятным, если лицензионное вознаграждение выплачивается третьему лицу, взаимосвязанному с продавцом товара , чем в случае его выплаты независимому третьему лицу. В своих Рекомендуемых мнениях 4.8 и 4.13, в которых рассмотрены конкретные ситуации, где поставщики являются независимыми лицами по отношению к импортеру и правообладателю, Технический комитет сделал вывод, что уплата лицензионных платежей не является условием продажи товаров, и поэтому они не должны включаться в таможенную стоимость таких товаров.

Однако впоследствии Технических комитет выпустил дополнительное разъяснение о том, что наличие зависимости продажи товаров от уплаты лицензионных платежей не может быть полностью исключено и в указанных выше ситуациях в силу договорных или иных правовых обязательств. В наиболее очевидном случае такая зависимость следует из содержания внешнеторгового контракта и/или лицензионного соглашения. Вместе с тем, Технический комитет признает, что такие договоры не всегда содержат подобное прямое указание. В таких случах решение о том, является ли уплата лицензионного вознаграждения существенным условием договора продажи, следует принимать с учетом анализа всех фактов и обстоятельств, сопутствующих продаже и импорту товара . В качестве таких факторов Технический комитет считает необходимым учитывать следующие:

(a) Наличие указания на лицензионное вознаграждение в договоре купли продажи и связанных с ним документах;

(b) Наличие в лицензионном соглашении ссылки на договор купли-продажи;

(c) Предусмотренная договором купли-продажи или лицензионным соглашением возможность расторжения договора в случае неуплаты покупателем лицензиару лицензионного вознаграждения, указывающая на связь между выплатой лицензионного вознаграждения и продажей оцениваемого товара;

(d) Наличие в лицензионном соглашении условия, запрещающего производителю изготавливать и продавать импортёру товар, созданный с использованием интеллектуальной собственности лицензиара, в случае неуплаты последнему соответствующего вознаграждения;

(e) Наличие в лицензионном соглашении условия, позволяющего лицензиару контролировать производство товара и его продажу производителем импортёру (продажа на экспорт в страну импортёра) вне рамок контроля качества .

На практике факторы (а) – (d) чрезвычайно редко встречаются в договорах поставки и лицензионных соглашениях. Поэтому наиболее интересным представляется фактор (е), в котором Технический комитет говорит о том, что если контроль за ввозимыми товарами со стороны правообладателя ограничивается только лишь контролем их качестве, то данный фактор не является достаточным для подтверждения зависимости продажи товаров от уплаты лицензионных платежей. В этом случае Технический комитет призывает таможенные органы более глубоко исследовать отношения между сторонами и проанализировать, влиял ли правообладатель на производство и продажу товаров импортеру. Если никакого другого влияния нет и импортер был свободен в выборе производителя-поставщика, то в этом случае второе условие не соблюдается.

В этом контексте следует также вспомнить положение подпункта 7б пункта 1 статьи 5 Соглашения о том, что при определении таможенной стоимости ввозимых товаров к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате, не должны добавляться платежи за право распределения или перепродажи ввозимых товаров, если такие платежи не являются условием продажи ввозимых товаров для вывоза на единую таможенную территорию Таможенного союза.

Например, российской компании предоставлено право на использование товарного знака при реализации товаров с таким знаком на территории России. Однако согласно лицензионному договору российская компания не ограничена в выборе поставщика товаров, на которые будет наноситься товарный знак, и поэтому вправе выбрать его самостоятельно, исходя из своих экономических интересов, скажем, в Китае. Правообладатель не осуществляет контроль ни за сырьем, из которого будут производиться такие товары, ни за технологией их производства, не ограничивает количество товаров, которое может быть произведено, не определяет цены, по которым они могут продаваться иностранным производителем российскому импортеру. В результате китайский производитель продает произведенную им по заказу российского импортера продукцию вне зависимости от того, уплачивает ли российский импортер роялти за наносимые товарные знаки или нет. Соответственно, в данном примере российский импортер уплачивает роялти за право перепродажи товаров с нанесенным на них товарным знаком на территории России, но их уплата не является условием продажи товаров китайским производителем российскому импортеру. Поэтому роялти не должны включаться в таможенную стоимость таких товаров.

- На что еще надо обращать внимание?

- Есть еще один очень интересный аспект, который пока нигде не звучал, – возможность переквалификации платежей. Многие консультанты и юристы предупреждают своих клиентов, что, даже если платежи как лицензионные не были включены в таможенную стоимость, таможня может включить их по другому основанию: как последующий доход, где не требуется соблюдение указанных выше условий. Однако ЕС в своем законодательстве прямо указывает, что, если платежи по правовой природе являются лицензионным вознаграждением за право использовать интеллектуальную собственность, – их нельзя переквалифицировать в последующий доход: «Платежи, подпадающие под определение лицензионного вознаграждения за использование объектов интеллектуальной собственности, не могут быть переквалифицированы в часть дохода или выручки от последующей продажи, распоряжения иным способом или использования товаров покупателем» (Комментарий № 3 Компендиума ЕС, п. 20). В России же Минфин очень вольно трактует этот вопрос. В письме Минфина от 20.03.2009 № 03-10-07/28 при рассмотрении случая включения роялти в таможенную стоимость кинопленки отмечается: «В таможенную стоимость ввозимой кинопленки не подлежат включению платежи, перечисляемые лицензиару за прокат изготовленных в России копий ввезенной кинопленки, но подлежат включению суммы расходов на выплату вознаграждения агенту (посреднику), которыми в данном случае являются отчисления прокатчику (лицензионный сбор)». Что называется «не мытьем, так катанием».

- Насущный вопрос: должна ли в таможенную стоимость материального носителя включаться стоимость программного обеспечения?

- Как следует из Доклада Рабочей группы по присоединению России к ВТО, во время переговоров представители РФ в ответ на этот вопрос заявили со ссылкой на письмо ГТК России от 18 апреля 1999 г. № 03-15/12632 «О таможенном контроле объектов интеллектуальной собственности» и письмо ФТС России от 17 марта 2006 г. № 15-14/8524 «О таможенном оформлении информации, передаваемой по сети Интернет», что наша нормативная база соответствует положениям пункта 2 Решения 4.1 Комитета ВТО, согласно которому странам-членам ВТО рекомендуется не включать в таможенную стоимость носителей информации, содержащих программное обеспечение для устройств по обработке данных, стоимость такого программного обеспечения, сославшись. Вместе с тем, если внимательно прочитать указанные выше письма ГТК/ФТС России, то в них говорится лишь о том, что при ввозе носителя информации декларироваться должен носитель по относящемуся к нему коду ТН ВЭД, а в случае получения программного обеспечения по электронным каналам связи без перемещения через таможенную границу какого-либо носителя таможенное декларирование в отношении такого программного обеспечения не производится.

Вместе с тем, таможенная служба выпустила еще одно разъяснение в письме ГТК России от 20 января 1995 г. № 02-16/948, которое до сих пор не отменено, в котором сказано ровно наоборот: «Основной для начисления таможенных платежей является стоимость не только носителей, но и информации, при условии, что таковая указана в контракте». Прочитать это письмо по-другому просто невозможно. Более того, есть судебные решения 2000, 2006 и 2011 годов, которыми решения таможенных органов по включению стоимости программного обеспечения в таможенную стоимость материального носителя признаны правомерными.

Мы спросили Максима Медведкова, директора департамента торговых переговоров Минэкономразвития РФ: можем ли мы ссылаться на Доклад Рабочей группы? Он ответил, что Доклад рабочей группы не устанавливает права и обязанности хозяйствующих субъектов, он устанавливает права и обязанности государств. Поэтому для хозяйствующих субъектов обязательства России, отраженные в Докладе, не имеют прямого действия. Впрочем, добавил он, это позиция Минэкономразвития, может быть, суды посчитают по-другому, практика покажет. Максим Медведков посоветовал всем, кто видит противоречия в Докладе с реальностью, обращаться с письмами в Минэкономразвития, и министерство организует работу по приведению законодательства в соответствие принятым обязательствам. На сегодня ситуация следующая: в Решении 4.1 Комитета ВТО по оценке таможенной стоимости говорится, что каждое государство должно само определить и установить в своем национальном законодательстве, как должна определяться таможенная стоимость материальных носителей: включать туда стоимость программного обеспечения или нет. Таким образом, если в национальном законодательстве нет специальной прямой нормы о невключении в таможенную стоимость носителей стоимости программного обеспечения, следовательно, она должна включаться.

 

Материал предоставлен Издательским домом "Панорама"



 12 марта 2013 / 
 Автор / 
Администрация Портала
Система комментирования Disqus

DPD в России: кризис как возможность развиваться

Текущие экономические условия в компании воспринимают как возможность использовать новые форматы и расширить свои позиции на рынке.

 23 февраля 2017 / Логистика

Инновационные решения KNAPP влияют на развитие интралогистики

Вследствие развития Индустрии 4.0 и стабильного роста электронной коммерции перед логистикой встала сложная задача - повышение гибкости логистических процессов. При этом она не должна воплощаться за счет снижения производительности и увеличения расходов.

 15 февраля 2017 / Логистика

Флагманский проект успешно реализован: компания STILL передала компании Brüggen парк складской техники, оснащенной литий-ионными батареями

Специалист в области внутренней логистики компания STILL успешно реализовала качественно новый проект по поставке литий-ионной техники. Ее первым крупным клиентом стал производитель продуктов питания компания BrГјggen, которая перевела свой автопарк на литий-ионную технологию.

 14 февраля 2017 / Логистика

Опоздал – заплати

В Литве, согласно республиканскому Кодексу об административных правонарушениях, с 1 января 2017 года за несвоевременную подачу перевозчиком предварительной информации (декларации) и представление литовским таможенным органам недостоверных сведений о перевозимых товарах и транспортных средствах при предварительном информировании устанавливается административная ответственность.

 6 февраля 2017 / Таможня

База для карантина

В Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) создана основополагающая нормативно-правовая база в области карантина растений.

 2 февраля 2017 / Таможня

Опоздал – заплати

В Литве, согласно республиканскому Кодексу об административных правонарушениях, с 1 января 2017 года за несвоевременную подачу перевозчиком предварительной информации (декларации) и представление литовским таможенным органам недостоверных сведений о перевозимых товарах и транспортных средствах при предварительном информировании устанавливается административная ответственность.

 6 февраля 2017 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

База для карантина

В Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) создана основополагающая нормативно-правовая база в области карантина растений.

 2 февраля 2017 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

К честной конкуренции готовы

Открытый в мае текущего года Группой компаний (ГК) В«ТРАНСБАЛТВ» многофункциональный таможенно-логистический комплекс (МФЛК) в Таганроге рискует уже в самое ближайшее время остаться фактически вне внимания и интереса со стороны участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) Южного федерального округа (ЮФО), хотя многие из них еще недавно планировали осуществлять свои экспортно-импортные операции с учетом технологических возможностей МФЛК.

 1 февраля 2017 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

Китай уже доступнее

Россия, Китай и Монголия подписали трехстороннее соглашение о регулярных грузовых автомобильных перевозках по новому транспортному коридору.

 31 января 2017 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

Контейнеры приравняли к транспорту

Коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) упростила таможенное декларирование морских контейнеров в качестве транспортных средств международной перевозки (ТСМП) в портах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) для их дальнейшего перемещения по территории Союза иным видом транспорта.

 30 января 2017 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player

Работа и учёба
Учебные заведения
|
|

Российская таможенная академия - является головным учебным, научным и методическим центром профессионального образования кадров для таможенной службы России.

Ростовский филиал РТУ является структурным подразделением ГОУ ВПО РТУ и входит в систему ФТС РФ. Филиал образован 30 июня 1995 года.

Санкт-Петербургский филиал РТУ образован в 1994 году.

Новости Предприятия Учёба
События Новости предприятий Пресс-релизы Карта сайта Таможенные услуги Транспортная логистика Выставочные услуги Складская логистика Консалтинг Другие услуги Учебные заведения Семинары
Я принимаю Яндекс.Деньги
HotLog