Выбор очевиден
проверить платежеспособность предприятий Российской Федерации
Главная
Разделы Практикума
Разделы статей

Теперь можно с полной уверенностью утверждать, что к концу года в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) появится свой единый Таможенный кодекс (ТК).

Российский экспортный центр (РЭЦ) предложил Минэкономики еще раз взвесить риски, которые могут возникнуть при регулировании трансграничной интернет-торговли.

В течение пяти месяцев, с 1 сентября 2016 года по 1 февраля 2017 года, будет проводиться эксперимент по использованию Единой автоматизированной информационной системы таможенных органов (ЕАИС ТО).

Госдума в первом чтении приняла законопроект о расширении свободной экономической зоны (СЭЗ) Крыма и Севастополя на территориальное море.

5-7 декабря 2016 года в Москве состоится 76-е сессия Политической комиссии Всемирной таможенной организации (ВТамО).

Узбекистан не считает для себя выгодным вступление в Евразийский экономический союз или Таможенный союз.

/ Статьи

Параллельный импорт: сдаваться пока еще рановато

Своего рода бои, которые в последнее время с переменным успехом западные производители вели на российском рынке против наших доморощенных неофициальных импортеров и их продукции, разгораются с новой силой. Впору уже говорить о ведении крупномасштабной экономической войны, в которой на кону стоят десятки, а то и сотни миллионов рублей. Сейчас владельцы всемирно известных брендов все активнее используют российский закон о защите интеллектуальной собственности. Таким образом, они, по сути, пытаются монополизировать каналы ввоза своих товаров в Россию. В случае успеха, по мнению экспертов, это не только нанесет серьезный удар по интересам импортеров, но и существенно опустошит и без того не толстые кошельки потребителей. 

Нужно отметить, что отечественные независимые импортеры товаров мировых марок появились вполне закономерно, по большому счету их породили сами правообладатели, которые сегодня фактически продают свой товар российским внешнеторговым компаниям оптом по нелепой схеме, самими иностранными производителями и придуманной. Так, зачастую для официального российского импортера они устанавливают отпускную цену товара на складе, которая на 1520% выше его розничной стоимости в соседнем дискаунтере. При этом никто не вводил никакого ограничения на приобретение россиянами продукции у местного торговца. Ему же все равно, что потом с ней будет и куда ее повезет покупатель.

Проблемы же у себя дома для так называемых параллельных импортеров начались несколько лет назад, когда таможня вдруг конфисковала абсолютно чистый, законно приобретенный и не контрабандный автомобиль Porsche Cayenne.  Его импортера обвинили в нарушении законодательства по защите прав на товарные знаки. «ТН» в свое время сообщали об этом случае.  Напомним, что такой поворот событий стал возможен благодаря недавно вступившей в России в силу статьи 1487 Гражданского кодекса (ГК) РФ «Исчерпание исключительного права на товарный знак».

Она установила так называемый территориальный принцип исчерпания прав на товарный знак, которым не преминули воспользоваться иностранные правообладатели различных марок. Согласно этим правилам, продав товар под своим брендом, они автоматически теряют над ним контроль – дальше его может перепродавать кто угодно и куда угодно. Однако, по сложившейся практике и по закону, страна, которая придерживается указанного принципа, при попадании на ее территорию какого-либо брендового товара автоматически возвращает владельцу марки контроль над ним, в том числе – право запрещать его ввоз.

Параллельный импортРуководствуясь этим правилом в период с 2002-го по 2009 год таможня, как она утверждала, на вполне законных основаниях, расценивая как контрафакт, конфисковывала отнюдь не поддельный товар у всех импортеров, не получивших разрешения от правообладателя марки.  Сбой такая практика дала на Porsche Cayenne, владелец которого не согласился с его потерей и вступил в судебную тяжбу с ФТС России и довел ее до президиума Высшего арбитражного суда (ВАС), который не нашел в действиях импортера административных нарушений и постановил вернуть ему автомобиль.  Поскольку решение президиума ВАС является обобщением судебной практики (образцом решений по аналогичным делам), то таможенники перестали конфисковывать неподдельный товар, поскольку заранее знали, что суд будет не на их стороне. Однако при этом сама проблема параллельного импорта своей актуальности не потеряла. 

Как отмечают эксперты, в первоначальной редакции статьи 1487 ГК РФ не было слов «на территории Российской Федерации», что подразумевает права владельцев бренда на запрет импорта третьим лицам. Специалисты, готовившие отечественное законодательство, учли, что нам не подходит территориальный принцип исчерпания прав владельцев марки, который сегодня существует в законах многих стран Европы. Такого рода ограничение необходимо тем, кто экспортирует брендовую продукцию, чтобы защитить свой рынок от возможного возвращения собственных же товаров, которые ранее были проданы по демпинговым ценам на развивающихся площадках. Для России этот принцип не подходит, поскольку ей не отчего себя защищать. Однако вскоре выяснилось, что в некоторых законодательных актах имеются противоречивые положения, позволяющие толковать их в пользу ограничений независимого импорта, что при этом якобы не соблюдаются законы о защите товарных знаков.  Тем самым порождались новые судебные споры между импортерами и таможней.

Все течет, все изменяется

Сложные времена для независимых импортеров начались в 2001 году, когда Верховный суд по одному из многочисленных дел своим решением признал таможенное оформление товара актом введения его в свободный оборот, нарушающим права владельца бренда. На этом основании годом позже Верховный суд внес в действовавший тогда закон так называемую территориальную поправку. Некоторые юристы до сих пор убеждены, что это решение было пролоббировано таможней, которая получила неограниченные возможности для конфискации легального товара, который затем по отработанной схеме реализовывался. В то же время подобное положение дало многим иностранным производителям возможность продавать свой товар в России по более высокой цене, чем, например, в Европе местным дистрибьюторам.  Получив конкурентный по цене для российского рынка товар, последние также активно включились в торговлю с нашими бизнесменами.

Довольными оставались обе стороны: одни увеличили объемы продаж, другие экономили средства, но встали в противостояние с родной таможней.

Получается, что из-за искусственной монополии на импорт российский потребитель долгое время переплачивал за многие популярные товары и фактически дотировал европейского потребителя. Ситуацию усугубляет и тот факт, что сейчас в нашей стране, по сути, нет никакой конкуренции между европейскими брендами. Цена на них определяется исключительно платежеспособным спросом. В то время как на своем рынке они вынуждены вести очень жесткую борьбу чуть ли не за каждого покупателя. Кроме того, хотя законодательством большинства стран Старого Света за креплен территориальный принцип, внутри Евросоюза он не действует, то есть товар, купленный, например, во Франции, можно свободно ввезти в Германию. Это также усиливает конкуренцию. В России мировые бренды во многих сегментах фактически являются монополистами, поэтому им нет никакого резона снизить цены до уровня Европы.

Пользуясь своим положением, они могут достаточно строго дозировать объемы поставок своих товаров в нашу страну, тем самым устанавливать для отечественной розницы состояние слегка неудовлетворенной потребности. Сейчас параллельный импортер осложняет иностранным компаниям-производителям жизнь, поскольку поставляет на рынок их же товар, но по европейской цене. Вполне закономерно, что терпеть такое положение никто не хотел. Тут им на помощь и пришла российская таможня, которую неопытные законодатели вооружили противоречивыми правилами. 

Дело в том, что при их составлении авторы зачастую просто копировали зарубежные аналоги, не обращая внимания на отечественные особенности. Сегодня уже никто точно не скажет, сколько же за прошедшие годы нами было переплачено за импортный товар. Счет идет на миллиарды. Например, у официального и параллельного импортера цены на одни и те же автозапчасти могут различаться в два и более раз.

Зачастую на переплату иностранцам, причем вполне сознательно, идет и само государство.  Объявляя тендер на право заключения контракта на закупку тех же запчастей, государственные ведомства, как правило, признают их победителями официальных дилеров, у которых цены изначально в разы выше, чем у параллельных импортеров. Такая же ситуация и при закупке медицинского диагностического и иного оборудования. Эксперты отмечают, что, в случае когда в торгах на равных правах участвуют и те и другие, происходит снижение конечной продажной цены. Ради выгодного контракта дилер, хотя у него больше возможностей, все-таки вынужден идти на этот шаг.

Сейчас у нас ситуация сложилась таким образом, что государство, всецело зависимое от импорта, обрекает себя на закупку оборудования с колоссальной переплатой. При этом оно готово отдать немалые деньги иностранным правообладателям лишь потому, что не смогло или не захотело защитить себя от монополии лиц, владеющих правами на товарный знак, которые фактически имеют возможность влиять на результаты не каких-либо, а именно государственных торгов.  Такая ситуация вряд ли возможна в какой-либо из европейских стран.

Плохиши не перевелись

Юристы в области коммерческого права с полной ответственностью говорят, что как такового запрета на импорт товара без разрешения правообладателя марки в России не существует. Просто иностранные производители в противостоянии с параллельными импортерами стараются зацепиться за любые нечеткие формулировки в российском законодательстве, которое, к сожалению, им такую возможность представляет. Так, в статье 1484 ГК РФ «Исключительное право на товарный знак» перечисление исключительных прав на товарный знак стоит в виде открытого перечня, а значит, как зачастую считают правообладатели, его можно дополнять любыми, даже самыми абсурдными исключительными правами.

Например, были требования признать, что использованием товарного знака являются «ввоз товара», «хранение товара» (фигурирует в иске к параллельному импортеру со стороны Evian, минеральная вода), «продажа товара в магазине» (иск Delsey, сумки), «подача ГТД» (иск Nestle). По мнению правообладателя товарного знака, на все перечисленные действия, раз они представляют собой использование товарного знака, необходимо получать его согласие. Они считают, что без этого к параллельному импортеру должны быть применены различные санкции, включая изъятие и уничтожение товара, а также выплату денежной компенсации, например, за упущенную выгоду или за какой-либо лишь ему одному известный ущерб.

До уже упоминавшейся истории с Porsche Cayenne, фактически положившей конец практике возбуждения административных дел по факту ввоза неподдельного товара, по признанию юристов, представители брендов в России предпочитали даже не ходить в суд, где рассматривались дела по их товару.  Защитником их интересов фактически выступали отечественные таможенные органы. Теперь же, хочешь не хочешь, но правообладателям приходится судиться уже самим – подавать в арбитраж гражданские иски, вести по ним делопроизводство. Причем количество такого рода разбирательств постоянно растет. Фигурантами в них выступают известные во всем мире компании, такие как Nestle.

Она имеет претензии по не санкционированным поставкам в Россию минеральной воды товарных знаков Perrier, Vittel, S.Pellegrino.  При этом суть спора сводится лишь к требованию по защите исключительных прав правообладателя на перечисленные товарные знаки, которые были нарушены параллельным импортером тем, что он без согласия правообладателя ввел в гражданский оборот в России минеральную воду перечисленных наименований. При этом, как отмечают юристы, истец ни слова не говорит о подозрениях в продаже контрафакта. Помимо Nestle в арбитраже с параллельными импортерами сейчас судятся такие известные марки, как BMW, Heineken, Panasonic и другие. В то же время следует отметить, что подобные методы конкуренции на рынке используют далеко не все правообладатели торговых знаков: например, владельцы Mercedes, Coca-Cola, Danone или Vichi предпочитают параллельному импорту никак не препятствовать. 

Позицию иностранного бизнеса по данной проблеме в России в свое время озвучил генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса Франк Шауфф. По его мнению, «исключительное право на товарные знаки, являясь легальной монополией, позволяет правообладателю по своему усмотрению использовать результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а также запрещать или разрешать другим лицам их использование. Импорт в Россию продукции с нанесенным на нее товарным знаком также является способом использования этого товарного знака и, соответственно, должен осуществляться с согласия правообладателя».

У каждого своя правда

В данном противостоянии каждая из сторон упорно отстаивает свою позицию, даже если она не всегда может показаться бесспорной. Например, выступая против параллельных импортеров, Франк Шауфф утверждает, что «использование параллельными импортера ми созданной правообладателями и уполномоченными ими лицами экономической инфраструктуры без каких-либо затрат на ее создание следует трактовать как недобросовестную конкуренцию, в ходе которой параллельные импортеры получают существенные ценовые и иные преимущества». Как правило, под созданием «экономической инфраструктуры» правообладатели понимают вложения в рекламу своей продукции. При этом они считают, что неофициальные импортеры приходят на уже подготовленную поляну, где им остается лишь собрать деньги с уже обработанного, принявшего твердое решение приобрести данный товар клиента, чтобы он бы стал твоим, ему нужно лишь предложить более низкую цену. 

Однако специалисты в области рекламы буквально в два приема могут доказать несостоятельность данного утверждения, поскольку на практике, если владелец марки оплачивает рекламу, даже когда на нее официальному импортеру выделяется специальный бюджет, ему абсолютно все равно, кто в конечном итоге приобретет его товар, главное, чтобы у него было как можно больше покупателей. Всем понятно, что уже изначально производитель включает деньги на рекламу в цену своего товара. Бесспорно, рекламные бюджеты на один и тот же товар разнятся, однако никто не поверит, что из-за этого продажная цена может отличаться в разы. Соответственно, и параллельные импортеры оплачивают эти и иные издержки, только у них нет тех заоблачных накруток, которые затем делает дилер, пользуясь своей монополией на российском рынке. Чтобы не по терять такую маржу, он теперь и вынужден столь рьяно защищать свою позицию. Раньше за него это делала российская таможня, причем фактически бесплатно. Здесь следует признать, что и параллельным импортерам зачастую приходится нести серьезные рекламные затраты для продвижения товаров на рынке. 

В последнее время арбитражные суды первой и второй инстанций довольно часто встают на сторону параллельных импортеров, признавая их право на ввоз товара без санкций правообладателей.  Юристы склонны объяснять это тем, что суды низших инстанций по таким делам абсолютно независимы. При этом суды высших инстанций вынуждены считаться с политическими силами, ведь проблема либерализации в нашей стране импорта давно уже является вопросом политическим. Именно этим объясняют свой проигрыш в кассации ответчики в тяжбе с компанией Heineken, которые сначала праздновали победу и в первой инстанции, и в апелляционной. Наблюдатели допускают, что решающая позиция суда по этому делу была принята в интересах Ассоциации европейского бизнеса, поскольку подобное решение на практике наносит достаточно серьезный удар и по остальным параллельным импортерам. В последнее время эксперты все чаще выдвигают претензии к различным российским министерствам и ведомствам, которые, по их мнению, стали фактически лоббистами интересов европейских правообладателей торговых знаков. 

Они считают, что в переговорах с Западом по вопросу вступления России в ВТО и ради иных, в том числе и политических, целей наши власти предержащие достаточно активно используют проблему обеспечения ограничения свободы импорта, в том числе параллельного, в качестве действенного инструмента для достижения нужных договоренностей. Это своего рода реверанс в сторону европейского бизнеса, решившего прийти на российский рынок со своим товаром, пусть даже не всегда соответствующего качества. В последнее время все увереннее в нашей стране зазвучали голоса, что с большой долей вероятности параллельный импорт вскоре будет легализован.

Не исключено, что для достижения этой цели может даже не потребоваться и решения суда. Дело в том, что сейчас к активным действиям на этом поле переходит ФАС. Как сообщили в службе, здесь повторно готовят в Правительство РФ конкретные предложения, реализация которых должна будет привести к фактической либерализации параллельного импорта. В частности, предлагается исключить из статьи 1487 ГК РФ уже упоминавшиеся ранее слова «на территории Российской Федерации», одновременно ФЗ «О защите конкуренции» может быть дополнен статьей 14.1 «Запрет на необоснованное ограничение по введению товаров в оборот на территории Российской Федерации». По тому, какой будет дальнейшая судьба у этих поправок, можно будет дать точный ответ на вопрос: кто победил в противостоянии между правообладателями торговых марок и параллельными импортерами этих же товаров. Значит, сразу станет ясно, за чей кошелек наши власти радеют больше, за тот, что лежит в кармане каждого простого россиянина, или за тот, что находится за тремя морями. Очень хочется верить, что наш кошелек им ближе.

Иннокентий ГРЯЗЕВ

Материал предоставлен нашим информационным партнером - Журнал "Таможенные Новости"

 9 июня 2011 / 
 Автор / 
Администрация Портала
Система комментирования Disqus

Союз все же обретет Таможенный кодекс

Теперь можно с полной уверенностью утверждать, что к концу года в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) появится свой единый Таможенный кодекс (ТК).

 1 декабря 2016 / Таможня

Разошлись по интернет-торговле

Российский экспортный центр (РЭЦ) предложил Минэкономики еще раз взвесить риски, которые могут возникнуть при регулировании трансграничной интернет-торговли.

 30 ноября 2016 / Таможня

Эксперимент для багажа

В течение пяти месяцев, с 1 сентября 2016 года по 1 февраля 2017 года, будет проводиться эксперимент по использованию Единой автоматизированной информационной системы таможенных органов (ЕАИС ТО).

 29 ноября 2016 / Таможня

Экспорт всему голова

Вслед за зерном из-за перепроизводства Россия впервые может начать экспортировать сахар. Ожидается, что в 2016 году его будет на 1 млн тонн больше, чем необходимо для внутреннего потребления.

 28 ноября 2016 / Таможня

Декларировать можно по-новому

Декларирование таможенной процедуры таможенного транзита в электронной форме предполагает, что при представлении декларантом транзитной декларации (ТД) и документов, на основании которых заполнена ТД, взаимодействие таможенных органов и участников ВЭД осуществляется с использованием средств криптографической защиты информации и электронных подписей.

 23 ноября 2016 / Таможня

Союз все же обретет Таможенный кодекс

Теперь можно с полной уверенностью утверждать, что к концу года в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) появится свой единый Таможенный кодекс (ТК).

 1 декабря 2016 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

Разошлись по интернет-торговле

Российский экспортный центр (РЭЦ) предложил Минэкономики еще раз взвесить риски, которые могут возникнуть при регулировании трансграничной интернет-торговли.

 30 ноября 2016 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

Эксперимент для багажа

В течение пяти месяцев, с 1 сентября 2016 года по 1 февраля 2017 года, будет проводиться эксперимент по использованию Единой автоматизированной информационной системы таможенных органов (ЕАИС ТО).

 29 ноября 2016 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

Экспорт всему голова

Вслед за зерном из-за перепроизводства Россия впервые может начать экспортировать сахар. Ожидается, что в 2016 году его будет на 1 млн тонн больше, чем необходимо для внутреннего потребления.

 28 ноября 2016 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

Декларировать можно по-новому

Декларирование таможенной процедуры таможенного транзита в электронной форме предполагает, что при представлении декларантом транзитной декларации (ТД) и документов, на основании которых заполнена ТД, взаимодействие таможенных органов и участников ВЭД осуществляется с использованием средств криптографической защиты информации и электронных подписей.

 23 ноября 2016 / Таможня
 Автор / Администрация Портала

Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player

Работа и учёба
Учебные заведения
|
|

Российская таможенная академия - является головным учебным, научным и методическим центром профессионального образования кадров для таможенной службы России.

Ростовский филиал РТУ является структурным подразделением ГОУ ВПО РТУ и входит в систему ФТС РФ. Филиал образован 30 июня 1995 года.

Санкт-Петербургский филиал РТУ образован в 1994 году.

Новости Предприятия Учёба
События Новости предприятий Пресс-релизы Карта сайта Таможенные услуги Транспортная логистика Выставочные услуги Складская логистика Консалтинг Другие услуги Учебные заведения Семинары
Я принимаю Яндекс.Деньги
HotLog